Одинокая рыбачка

Маленький остров, что находился подле Сепермеру. Палатка, костер да рыболовные снасти.Одинокая фигурка проверяла сети, когда к ней приблизились двое: мужчина и женщина. Им пришлось переплыть озеро, чтобы добраться до нее. Девушка окинула их взглядом и насторожилась — по одежде и тому, как держались подошедшие, они не были местными.
— Я не торговец, я рыбак. Вряд ли вам нужна сырая рыба. Вы можете отведать ее в уже готовом виде вон в той таверне — девушка махнула рукой на виднеющееся здание, надеясь, что чужаки уйдут и оставят ее в покое.
— Ты живешь здесь одна? — поинтересовался мужчина, оглядывая рыбачку и ее маленький остров. Под его взглядом девушка еще больше напряглась, жалея, что оружия у нее нет. За спиной мужчины стояла девушка с яркими, словно огонь, волосами.
— Я… — голос рыбачки дрогнул, но через секунду она уже справилась с собой. — Да, я здесь одна и прошу вас обоих уйти, не доставляя неприятностей ни мне ни вам.
— Нам? — мужчина нахмурился. — Ты угрожаешь нам что ли? — оглядев девушку, явно неумевшую держать оружие, хохотнул.
— Не угрожаю… — рыбачка опустила глаза. — Я здесь в изгнании, у вас могут быть неприятности, если кто то увидит вас здесь и по городу пойдут слухи.
Брови мужчины поползли вверх и он переглянулся с рыжей девушкой. Та заинтересованно и внимательно оглядела рыбачку и, сделав осторожный шаг к ней, заговорила:
— Мы все в этих землях в изгнании… Или тебя изгнали жители Сепермеру?
Рыбачка вздохнула, не слишком желая откровенничать с незнакомцами, но, глядя на их одежду и оружие, все же решилась рассказать, пусть и не все:
— Когда я попала в этот город, выяснилось, что он принадлежит сеттитам. Они не приемлют иной веры помимо Сета… Ну может еще Деркето… Бог моего народа и мой иной, но учитывая мои способности в рыбной ловле, меня не заковали в цепи и ошейник, а изгнали сюда и обязали помогать таверне… И прозвали меня Одинокой рыбачкой, заставив отречься от имени. Незнакомцы слушали ее рассказ, переглядываясь. По их виду сложно было понять их намерения, но рыбачке показалось, что они остались довольны услышанным, что насторожило девушку.
— Если тебе здесь плохо, тебя изгнали и принудили жить так, как тебе не по нраву, то не хотелось бы тебе уйти и жить иначе? — рыжая повернулась к девушке, внимательно следя за ее реакцией.
— Да куда мне пойти. — рыбачка усмехнулась. — Я не воин, далеко я не уйду, средств к существованию у меня нет…
— Зато мы — воины. — рыжая усмехнулась, демонстрируя девушке топор, что легко крутила в своей руке. — Мы проведем тебя по этим землям, дадим тебе кров и никому не позволим угнетать тебя на нашей земле. На твоего бога, как и на многих других, нам плевать, веруй в него сколько влезет, не вынося это из своего дома и не осуждая других за их веру.
Рыбачка потрясенно замерла, слушая слова рыжей и не веря своим ушам. Когда она заговорила, ее голос дрожал:
— С чего бы такая щедрость… Здесь меня, словно дворовую шавку, а вы… Что вы хотите в замен? — задавая вопрос, девушка затаила дыхание, ожидая непомерных условий или даже рабства.
— Ты ведь говорила о ремесле, из за которого тебя пощадили и приставили к таверне? — в разговор вновь вступил мужчина. — Мы живем на острове, ты будешь рыбачить и снабжать нашу таверну всем, чем снабжала местную… Может еще кого обучишь своему ремеслу коли такая умелая. Рыбачка задумалась на мгновение, потом тряхнула головой, словно отбрасывая последние сомнения. Даже если она погибнет от рук этих двоих, жить здесь, презираемая всеми, она больше не могла.
— Тогда я согласна. Я буду следовать правилам ваше острова и помогать по мере своих сил. — девушка произнесла эту фразу и словно выдохлась, голос ее сел и слова были еще слышны, так она волновалась. — Я лишь соберу то немногое, что у меня есть… Могу я узнать ваши имена?
— Мое имя Мауро, а девушку звать… А, зови ее Алой, как и все, а то о северянское имя язык сломаешь. — поймав взгляд нахмурившейся рыжей, хохотнул. — Мы отправляемся на Остров Свободы, думаю, тебе понравится.
— Остров Свободы… — тихо повторила девушка. — Пожалуй свободы в этих землях не хватает. — рыбачка слабо улыбнулась и кинулась собирать вещи, пускаясь навстречу неизвестности, доверясь малознакомым людям.